Выбрать страницу

Вскоре начнется следующий этап мед. реформы, его планируют на 1 апреля. А в СМИ активно обсуждается тема закрытия тубдиспансеров по всей стране, в результате чего все больные туберкулезом будут разгуливать по улицам и заражать окружающих.

В реальности, такие заведения сокращают уже давно — за 10 лет было закрыто 40, всего на данный момент их функционирует 93.

В ноябре 2019 года Кабмин принял Концепцию развития системы противотуберкулезной медицинской помощи населению. Она, в том числе предполагает проведение мероприятий по реорганизации региональных противотуберкулезных учреждений. В рамках каждой области планируется слияние всех противотуберкулезных учреждений в единственное противотуберкулезное заведение, которое будет иметь статус регионального фтизиопульмонологического медицинского центра.

Как сегодня обстоит ситуация с туберкулезом в Украине?

Эпидемия туберкулеза в Украине не закончилась. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), считает зонами риска те регионы, где зафиксировано 40 больных на 100000 населения.

По данным на 2018 год этот показатель составляет в Украине — 62,3 человека. При этом Украина одна из десятки стран мира, в которых очень высокий показатель заболеваемости именно химиорезистентным туберкулезом, а он не реагирует на лечение стандартными схемами.

И дело здесь вовсе не в недостатке финансирования. Государство обеспечивает внушительные финансовые вливания для борьбы с туберкулезом, так в 2017 было потрачено 2,1 млрд. грн. из бюджета и 1 млрд. грн. международных средств, но побороть эпидемию не получилось до сих пор.

Ситуация на 2018 год, по информации от Национальной службы здоровья Украины (НСЗУ), для тубдиспансеров было выделено из бюджета 1,99 млрд. грн.

Если сравнить, на реабилитацию после инсультов в год выделяли 539 млн. грн., инфарктов — 436 млн. грн. А ведь эти заболевания лидируют среди основных причин смерти в Украине.

НСЗУ информирует, что на ребенка в фтизиатрическом санатории получали 36 000 гривен. Это если учесть, что лечение такое в принципе, многие санатории даже не практикуют.

А на онкобольных детей государство закладывает 8000 гривен в год.

Несмотря на достаточное финансирование тубдиспансеров, по словам фтизиатра Оксаны Молодой, большая часть из них — это «конюшни».

Главная мотивация среди главных врачей диспансеров — раздуть заведение до 500 или более коек и взять деньги за «койко-место» от государства, считает эксперт по общественному здоровью, соучредитель ОО «PH Capital. Public Health Experts» Мария Бачмага.

Она уточняет, что с 2014 года в Украине возможно амбулаторное лечение туберкулеза. Но ввиду желания наполнить койко-места, не каждому пациенту, которому по клиническим проявлениям можно лечиться амбулаторно, подобное лечение предлагалось!

К 2014 году госпитализация на два месяца стала обязательной.

От количества койко-мест напрямую зависело количество ставок врачей, закрепленных за ним. Именно ставок, а не именно врачей, — рассказывает директор Департамента коммуникаций НСЗУ Татьяна Бойко.

В этом и состоял весь бюджет. Получалось, система поощряла наличие пациента на этой кровати, ведь чем дольше он там прибывал, тем больше можно запрашивать денег.

Бывало, что над людьми в тубдиспансере просто издевались. Был случай в противотуберкулезном черновицком санатории «Садгора», когда маленькие пациенты мониторинговой комиссии рассказали, как их там унижали, ставили на колени, а воспитатели не реагировали на жалобы на травлю.

Туберкулезом невозможно заразиться в общественном транспорте!

Сегодня люди напуганы слухами, что больные пациенты тубдиспансеров начнут «ездить в общественном транспорте и всех заражать». Это показатель низкого информирования населения о том, что же из себя представляет туберкулез. Развеем мифы, как этой болезнью можно в принципе заразиться, и кто попадает в зону риска.

Миф №1. Заразиться туберкулезом можно в обычной маршрутке.

Да, возможно передать туберкулезную палочку воздушно-капельным путем, но для заражения нужно пребывать в длительном и тесном контакте с больным в замкнутом пространстве. К примеру, если вы живете с человеком вместе, или работаете в одном помещении.

Миф №2. Человек больной туберкулезом опасен, пока не вылечится.

Это не правда, современные препараты позволяют человеку быть не заразным примерно через 2-3 недели после начала курса лечения.

Миф №3. Туберкулезу подвержены нарко- и алкозависимые, бездомные.

Туберкулезом может заболеть каждый человек. Фтизиатр Оксана Молодая говорит, что 70% из ее пациентов — это люди из вполне благополучных слоев, например врачи, учителя, офисные работники.

Мария Бачмага отмечает, что в группах риска, прежде всего, оказываются курящие, люди имеющие диабет, ВИЧ-инфицированные и сотрудники тубдиспансеров.

Главное заблуждение, что после реформы закроют все противотуберкулезные диспансеры, а людей перестанут лечить.

Диспансеры для больных туберкулезом не могут закрыть, как и любые другие больницы они будут реформированы, а деньги получать от НСЗУ уже не за койко-места, а уже за предоставленные эффективные услуги.

Речь о том, что люди с открытой формой туберкулеза теперь не получат лечения в стационарах — не более, чем слухи. Пока у больного присутствуют бактериовыделения, он должен находиться в больнице. Окончательный срок будет устанавливать врач. За рубежом это около двух недель, — разъясняет руководитель пресс-службы НСЗУ Лилия Гудзь.

Остальные мифы развеивает Минздрав.

Что именно не так с нашими тубдиспансерами?

Стоит учесть, что опасность заразиться от больного значительно снижается в первые 2-3 недели после начала курса лечения. И это известно еще с 1969 года, сообщает Инфекционный контроль Украины. Но у нас долгие годы действительно нуждались в сети тубдиспансеров. Дело в том, что эффективных препаратов было очень мало, лечение было долгим и далеко не всегда успешным.

Больных держали под наблюдением врачей от полугода до двух лет. Большую часть этого времени, с целью изоляции, они были в стационаре, — рассказывает Оксана Молодая.

Если обобщить, наши стационары имеют несколько важных проблем:

1 — они далеки от требований инфекционного контроля.
2 — в ряде случаев тубдиспансер влияет на развитие эпидемии резистентных (устойчивых) форм болезни.

Фтизиатр Денисенко говорит, что там часто нет разделения больных: пациенты имеющие чувствительную форму туберкулеза (легко излечима) находятся в одном здании с теми, кто имеет резистентный туберкулез. Как следствие, вторые могут заразить первых.

Эксперт по общественному здоровью Мария Бачмага считает, что все то, что делают в специализированных заведениях, можно осуществить в любой инфекционной больнице, где следуют требованиям инфекционного контроля, имеются боксированные палаты и специально подготовленный персонал.

И логичней развивать и вкладывать деньги в медзаведения, где есть возможность бороться с несколькими видами инфекций, а не узконаправленные диспансеры.

Третья проблема — собственно отношение к людям находящимся на лечении.

По данным отчета ПРООН коррупция в тубдиспансере обычное явление. У людей вымогали взятку за добавку в питании, разрешение уехать домой и за возможность забирать «на руки» лекарства, которых хватило бы на неделю.

Для человека с туберкулезом важно сократить лишние передвижения, ведь часто дорога требует дополнительных сил и средств.

Когда принимаешь лекарства против мультирезистентного туберкулеза, вряд ли хватит сил ежедневно ездить за лекарствами. Пациентка, которая принимала участие в исследовании, рассказала, что самочувствие в процессе лечения может быть настолько плохим, что ежедневные поездки за лекарством сложно представить.

Четвертая трудность — необеспечение необходимыми лекарствами против побочных реакций терапии. Эксперты считают, что именно это часто приводит к незаконченному лечения некоторыми пациентами.

Участники фокус-групп отчета ПРООН отмечают, что противопобочные средства приходилось оплачивать самим.

Как сделать лечение от туберкулеза более эффективным?

Многие тубдиспансеры еще до старта медреформы начали менять свой подход.

Главное — концентрация на пациенте и улучшение условий пребывания.

Главврач Винницкого областного территориального медицинского объединения «Фтизиатрия» Александр Служивый решил эту проблему:

  • Заведение разделили на лечебную зону и отдельно зону для медицинского персонала.
  • В каждой палате сделали возможным общение с медицинским персоналом через перегородочные устройства. Это существенно уменьшило контакт пациента и медсестры.
  • В отделении появилась современная локальная система вентиляции.

Благодаря этим изменениям уже второй год в диспансере не зафиксировали ни одного случая заболевания туберкулезом среди медперсонала.

Александр Служивый сообщает, что в сравнении с 2013 годом успешное лечение химиорезистентного туберкулеза составляло 13%, тогда как на сегодняшний день процент излечившихся пациентов равен уже 60%.

Как еще один хороший пример — Одесский областной центр социально значимых болезней. В нем объединили три тубдиспансера и Центр противодействия СПИД. Результат превысил ожидания, а лечение одного пациента в стационаре там обходится в 9 373,12 грн., при тарифе НСЗУ 20663 грн.

Что же сделал центр?

  1. в стационар попадают только тяжелые пациенты, которые выделяют бактерии;
  2. в среднем срок пребывания в стационаре — 34 дня (раньше было 232 дня для мультирезистентной формы и 90 — для обычной);
  3. пациенту предлагают на выбор 11 моделей возможного амбулаторного лечения;
  4. на зарплаты уходило 75% бюджета, после оптимизации штата (в 2016 было 1100 работников, на апрель 2020 — будет 592) эта цифра существенно уменьшится. Ликвидировали часть административных должностей и сократили лиц пенсионного возраста;
  5. количество коек уменьшили вдвое.

Руководитель центра Светлана Есипенко говорит, что здесь ищут подход к каждому пациенту, после лечения делают опросы больных. И работают, учитывая результаты. Анализируют не только мед. нужды пациентов, также и социальные. Есть пациенты в тяжелой депрессии, их направляют к психологу, говорит Есипенко.

Контролируют прием лекарств пациентами здесь через современные технологии:

  • видео-ДОТ, когда больной ведет видеотчет,
  • SmartBOX, когда пациент открывает коробку, врачу приходит оповещения на телефон,
  • при необходимости систематичестки выдают Sim-карты.

Сегодня для больных туберкулезом и их семей проводят социальное сопровождение, но государство это не финансирует. В основном такого рода проекты работают на средства Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией в Украине.

Модели, ориентированные на человека, делают показатель лечения эффективней: с 40 до почти 90%.

Эксперт по общественному здоровью Мария Бачмага заключает: «Пациенту нужна поддержка, адекватное лекарственное сопровождение, что означает менеджмент побочных эффектов лекарств, изменение схем лечения при необходимости, мониторинг других состояний и помощь с сопутствующими заболеваниями, а не тюремный надзор».

Какое будущее ждет тубдиспансеры и их сотрудников?

Реализация проектов и реформы возможна только при поддержке населения. Туберкулезными диспансерами владеет местная власть. Поэтому НСЗУ возлагает вопрос перепрофилирования учреждений и переквалификацию работников именно на нее.

Сокращение персонала пройдет там, где система показала неэффективную работу.

Руководитель пресс-службы НСЗУ Лилия Гудзь приводит пример Чернигова. Там работает схема, один врач — четырнадцать пациентов. В год уходит 115 000 грн., что крайне нерезультативно.

По мнению Татьяны Бойко, при возможности диспансеры нужно объединять и уменьшать количество юр. лиц и руководящих должностей. Например, во Львове к областному центру легочного здоровья относится 9 учреждений. В одном из них в планах организовать реабилитацию пациентов. В Хмельницкой области одно из туберкулезных учреждений станет хосписом.

Небольшое снижение заболеваемости туберкулезом началось только после того, как в 2005 году в Украине стали использовать Международные рекомендации ВОЗ.

По сути систему туберкулезных учреждений не меняли с 1950 года. И если мы до сих пор не смогли побороть туберкулез, значит, существующую систему и подходы в лечении пора менять!

УкраЇнська